Как открыть свой бизнес на Бали: 4 реальных истории

Nastya Novikova
  • Administrator
  • Эксперт по Бали
  • Сообщений: 2319
  • Карма: 527 [+] [-]
    • Просмотр профиля
Приводим статью портала РБК о четырех россиянках, которые открыли свой бизнес на Бали.

Четыре россиянки рассказывают о своем опыте: как покорить австралийских клиентов, держать коз среди рисовых полей или «изгонять духов» из ресторана.​

Ника Крицкая
Бренд спального текстиля Sleeping Culture, проекту 1 год



Ника кардинально поменяла жизнь в 52 года — переехала на Бали, где за год наладила производство и пошивку премиального постельного белья из бельгийского льна и японского хлопка, а за месяц открыла магазин домашнего текстиля.

Идея

«Чтобы решиться взять билет в один конец, я созревала с 2013 года, когда мы впервые с сыном посетили Бали. Я много путешествовала, в Москве у меня была высокооплачиваемая работа — не могу сказать, что моя жизнь была серая и несчастная. Но я всегда искала себя и хотела понять, кто я на этой планете.

Два года назад я взяла багаж в 20 кг, $1000 и улетела. У меня не было ни друзей, ни внятного английского. Первое время я жила у знакомой моего сына и работала в ее кафе-пекарне, где мне платили около 1 млн рупий ($70) в месяц. Позже мне удалось снять себе дом, и я столкнулась с проблемой. Когда я увидела выданное мне постельное белье, то подумала: "Как на нем вообще можно спать?" Я вынашивала идею около месяца, пыталась найти качественное постельное белье, но везде было 70% полиэстера, 30% хлопка — ты ложишься на него, и тебе плохо от жары. Я всегда хорошо разбиралась в тканях, и так я поняла, что нужно шить белье самой».


фото @sleepingculturebali

Процесс

«На руках было всего $1000. На эти деньги нужно было найти ткани, поставщика и швею. Несмотря на то что в Индонезии много текстиля, найти качественную ткань — проблема. Я открывала Google maps, ставила метки текстильных магазинов, фабрик, рынков и ездила по ним. Меня долгое время ничего не устраивало, в итоге я вышла на поставщика японского хлопка — дорогого, но качественного. Я заказала пять простых комплектов, которые мне там же и отшили. Объяснялись практически "жестами". Втянуться в английский мне помог мой хороший друг австралиец. Он выписал мне всю "спальную" терминологию, необходимую при общении с клиентами, на листок».

Первые клиенты

«Я заплатила $100 фотографу, которая сделала мне снимки на балийской вилле моего австралийского друга, и первый комплект белья я подарила именно ему. Так сработало "сарафанное радио", и ко мне потянулись австралийцы. В первый месяц я распродала все имеющиеся комплекты через страничку на "Фейсбуке" и вышла в ноль. Русских клиентов у меня почти нет, потому что продукция довольно дорогая. Одна из моих постоянных клиенток из Австралии заказывает много комплектов. Как-то я спросила ее: "Кому ты так много заказываешь?" Она ответила: "Себе! Потому что на твоем белье я чувствую себя королевой". Другая клиентка заказала белье для себя и своей собаки».

Производство

«После хлопка я вышла на лен. Я увидела его в текстильном магазине, и меня озарило, что нужно делать льняные вещи, что здесь совершенно не практикуется. Но ценник был умопомрачительный. Метр хорошего льна стоит 450–600 тыс. рупий ($30–40). Я купила несколько видов по 1,5 метра. Нашла поставщика, который стал продавать мне бельгийский и итальянский лен, потому что местный лен оставляет желать лучшего, хоть он в два раза дешевле. На один комплект льняного белья уходит до 20 метров ткани, и отшивается он за три-четыре дня. Итоговая стоимость на продажу — 3,4 млн рупий ($250). Я долго думала, будут ли покупать, но для австралийского клиента в целом это не такие большие деньги».


фото @sleepingculturebali

Открытие магазина

«В какой-то момент клиенты стали спрашивать о магазине, потому что все хотят прийти, потрогать, посмотреть. На его открытие я нашла спонсора через своего сына. Это владелец модельного агентства из Гуанчжоу. Примерно на третьем совместном ужине я просто попросила деньги на своем ломаном английском, потому что понимала — назад пути нет. Через неделю он ответил мне положительно, даже не спросив о бизнес-плане и сроках возврата, признавшись, что никогда не видел женщин моего возраста с таким энтузиазмом. Я арендовала помещение у известного балийского художника королевского рода и заплатила ему аренду за три года вперед на инвестиционные деньги — 110 млн рупий ($8000).


фото @sleepingculturebali

Буквально за месяц я сделала небольшой ремонт и заказала мебель. У меня почти не было помощников, при этом я параллельно развозила заказы. Хозяин помещения дал свою бригаду для ремонта, но это занимало много времени в силу уклада жизни балийцев — у них очень часты церемонии по разным случаям. Мне даже пришлось самой устанавливать раковину. Сначала было тяжело привыкнуть к такому, но со временем я адаптировалась, расслабилась и приняла этот уклад как есть».


фото @sleepingculturebali

Планы

«Сейчас в магазине помимо постельного белья есть полотенца, салфетки, спальная одежда, предметы из кружева ручной работы. За первый месяц работы магазина я вышла на небольшую чистую прибыль — около $1000. Но я только на пути развития. У меня есть две швейные машинки. Я наняла девочку из Папуа — Новой Гвинеи, которая работает как продавец, но я планирую обучать ее шитью. Теперь я занимаюсь возвратом инвестиций, также хочу выходить на отели и поставлять белье им. Есть пара клиентов, с которыми мы ведем переговоры об оптовых поставках в Австралию и Новую Зеландию».


Юлия Юшкевич
Usha Café&Bakery, проекту 1,5 года


фото: Оля Иоль

Юлия — хозяйка кафе и пекарни на окраине города Убуд. В позициях меню — европейская и русская кухни (вареники, пельмени, борщ, чебуреки), но главная концепция заведения — аппетитные и большие куски тортов: черносмородиновый медовик, наполеон, бананово-шоколадный торт с сырным суфле и соленой карамелью.

Идея

«Я никогда не планировала заниматься ресторанным делом и до приезда на Бали не имела никакого опыта ведения бизнеса. Более того, я практически никогда не готовила десерты. В 2014 году я познакомилась на Бали со своим будущим мужем, мы остались здесь на долгий срок, и я начала готовить для него — много печь. В какой-то момент муж стал не справляться с объемами, и я начала делать десерты на заказ, и довольно успешно. Заказчики стали массово намекать на идею открытия ресторана».


фото @usha_cafe_bakery

Открытие ресторана

«Инвестиции (личные накопления) составляли около $80 000, в эту сумму вошли: аренда земли, работа с нотариусом и агентом, ремонт, декор, наем сотрудников. Сегодня ресторану полтора года, и проект еще не окупился до конца — до полного возврата инвестиций нам нужно еще примерно полгода. Мы вкладываем доход в расширение, зарплаты сотрудников и обеспечиваем свою жизнь.

Чтобы открыть бизнес здесь легальным путем, нужно в первую очередь зарегистрировать компанию (на нее есть определенный набор кодов деятельности, которые вы присваиваете своей компании: они должны совпадать с тем, чем занимается бизнес) и получить необходимые лицензии. Для этого необходимо обратиться к нотариусу, часто это делают через агента.

Во вторую очередь нужно найти землю. Здесь возникают первые сложности: 85% земли на Бали не подходит для регистрации компании — либо на нее нет документов, либо она не подходит под ОКВЭДы. В идеале лучше сразу найти землю, которая подходит по всем параметрам, и не нужно будет получать на нее дополнительное разрешение.

В третью очередь — оформить договор аренды с нотариусом. Цены на их услуги разнятся. Мы нашли самый адекватный вариант — 1% от стоимости сделки, и он ничем не отличается от тех, кто берет 2,5%. То есть мы заключили контракт на аренду земли на три года на 180 млн рупий ($13 000), а 1,8 млн рупий ($130) заплатили нотариусу.

В-четвертых, условия формы собственности PT Local, которая была у нас изначально, — оформить компанию на двух индонезийцев. Искать их лучше через проверенных людей. Также существуют агентства, которые за зарплату предоставляют своих сотрудников. Мы платили нашему "директору" 6 млн рупий ($430) в год, а "комиссару" — 4 млн рупий ($290). Они, в свою очередь, существуют только номинально — не лезут в дела компании и в ресторане не появляются. Сейчас Индонезия начала привлекать инвестиции, и с ноября 2018 года законодательство позволяет оформить компанию на себя — так мы и сделали».


фото @usha_cafe_bakery

Позиционирование

«У нас не было никакой стратегии и позиционирования. Я круто делала десерты, но понимала, что только на них далеко не уедешь. Изначально в меню была только европейская кухня. Многие клиенты знали, что владельцы Usha русские, и начали просить "нашу" кухню. Но мы были уверены, что на это не будет спроса. Попробовали сделать русское меню один раз в неделю и поняли, что появилось огромное количество людей. Потом мы ввели постоянное меню с русскими позициями.

Своих поваров — индонезийских девушек — я научила готовить окрошку, борщ, оливье, вареники, и они неплохо справляются. В команде всего 12 человек, а также курьер и садовник, так как у нас большой дворик. Мы не продвигаем проект, и это плохо. В низкий сезон все же реклама пришлась бы кстати. Блогерам мы не платим, и только потом от друзей я узнаю, что кто-то приходил и включил нас в свою "подборку ресторанов на Бали"».


фото @usha_cafe_bakery

Особенности Бали

«В ведении бизнеса здесь можно столкнуться с рядом особенностей. Первое — бюрократия и долгое оформление документов. Самую простую форму бизнеса мы регистрировали полтора года. По причине того, что у агента случалось множество церемоний и неожиданных выходных.

Второе — нет квалифицированных кадров. На собеседовании я делаю упор на то, чтобы человек был легко обучаем. Люди с опытом просят больше денег, но они все равно никогда не готовили борщ, и нужно учить их с нуля. Важно общаться с сотрудниками на индонезийском — очень простой язык, я его выучила за полтора месяца.


фото @usha_cafe_bakery

Третье — найти "общий язык". Слухи о том, что люди закрывали заведения из-за того, что не могли найти общий язык с персоналом, мне казались преувеличенными. Но сотрудники действительно плачут, увольняются, если ты хоть немного поднял голос или не так посмотрел — таковы особенности менталитета. К сожалению, мотивация деньгами и повышением не работает. Остается просто выстраивать хорошие взаимоотношения».


фото @usha_cafe_bakery

Планы

«Мы до сих пор встаем на ноги и понимаем, что успех еще впереди и нужно много над этим работать. Прошлым летом был год как мы открыты, у нас все время полная посадка, но хочется чего-то большего. Мыслей закрыться не было, но случались моменты, когда мы еле собирали на зарплату или немного задерживали ее. В ближайших планах — обновление меню, сделать стабильной доставку заморозок (вареники, пельмени), открыть еще одно кафе в другом районе и магазин с заморозкой и десертами».


Юлия Цветкова
Бренд украшений Donna Yolka, ресторан грузинской кухни Tiflis, проектам 5 лет



Юлия успевает параллельно вести два кардинально разных проекта, на одном из которых работает, на другом «отдыхает». Открыла единственный на острове ресторан грузинской кухни и, практически не зная тонкостей ювелирного дела, продает изделия с «несовершенствами» стоимостью в $1000.

Идея

«Оба проекта родились одновременно. Я никогда не занималась ресторанным делом до этого — было тяжело морально и физически. Отдыхала я на том, что начала ходить на курсы и плавить металл. Десять лет назад я и мой муж решили инвестировать деньги в землю на Бали. Это было не очень удачным решением, потому что нельзя просто так инвестировать, уехать и забыть об этом. Это была косвенная причина остаться здесь, да и вообще — Бали засасывает.

Со временем мы решили попробовать делать сыр, потому что его тут практически не было. Потом подумали, что в соседнем здании можем покрасить стены, выпекать и продавать там хачапури. В итоге одной покраской не отделались, и "случайно" получился ресторан. Мы не планировали делать что-то грандиозное, посчитали небольшой бюджет — грубо говоря, вложили туда среднюю стоимость автомобиля.


фото @tiflisbali

Я удивлена, что наш ресторан не закрылся в первые полгода, потому что мы выбрали не совсем верную стратегию, было очень много ошибок: непроходное место, концепция грузинской кухни (мой муж — грузин), которая, казалось, никому здесь не нужна, а также наступил кризис, поднялся доллар и наших туристов было очень мало. Остались на плаву благодаря упорству, качественной еде и созданию теплой, семейной атмосферы, на которую и шли люди».


фото @donnayolka

Сотрудники

«У нас был контракт с грузинской семьей, которая проработала около двух лет, но потом мы обучили индонезийцев, и они обходятся в десятки раз дешевле. Сегодня у нас около 20 сотрудников. Их зарплаты должны быть не меньше прожиточного минимума — на нашей территории это 2,5 млн рупий ($200) в месяц, плюс сервис и чаевые. Также мы выплачиваем бонусы на крупные локальные праздники и 13-ю зарплату, но с этим стоит быть осторожнее. Однажды мы выплатили сотрудникам слишком много денег, и после Нового года никто из них не вышел на работу, потому что они могли жить на эту зарплату три месяца и не работать — такова ментальность.


фото @tiflisbali

Я до сих пор толком не научилась выстраивать отношения с индонезийцами. Но я поняла одно: когда ты им создаешь атмосферу семьи, они работают лучше. Мне удалось создать такую атмосферу вплоть до того, что я захожу в ресторан, а мои сотрудники кричат: "Наша мамочка пришла!" Но это тоже не гарантия. Стоит быть готовым к тому, что люди могут уйти на ровном месте, залечь на дно, выключить телефон, и ты их не найдешь, но через время обязательно вернутся за зарплатой».

Странности

«В силу особенностей местной религии (поклонение духам) время от времени в ресторане происходят весьма странные дела. Самая запоминающаяся история — у нас работала девочка, в которую якобы вселялись духи. Посреди рабочего дня она могла впасть в транс или кататься по полу в конвульсиях — конечно, мне в ярости писали клиенты. По камерам наблюдения выяснилось, что все это просто "драмкружок", но все сотрудники верили и, боюсь, четвертовали бы меня за ее увольнение — к их религии стоит относиться серьезнее.

Однажды мы провели инвентаризацию, и оказалось, что у нас пропало почти все: тарелки, ложки, вплоть до пульта от телевизора. Когда мы спросили сотрудников, где весь инвентарь, они сказали, что это карлики, которые бегают вокруг: "Разве вы не видите?" Чтобы "прогнать карликов" и "изгнать духов" из девушки, пришлось пригласить местного священника "мангку" и провести несколько церемоний, каждая из которых обходится от $300 до $1000. Инвентарь тут же "нашелся", девушку все равно уволили по обоюдному согласию. Так что к расходам на такие процедуры стоит быть готовым, если работаешь с балийцами».


фото @tiflisbali

Концепция украшений


фото @donnayolka

«Мои украшения — это смешение сдержанного скандинавского стиля с более причудливым балийским. Мне хотелось не просто делать то, что будут покупать, мне было интересно писать истории, а также рассказывать про разные камни и материалы. Вначале я использовала только органику — кости, кораллы (священны для балийцев). Такие украшения сложно продать — они довольно дорогие, хрупкие, и людям непонятно, как их носить. Поэтому я стала развивать линейку более приземленных "масс-маркетовских" вещей. На них я зарабатываю деньги, чтобы делать аутентичные украшения. Я веду инстаграм, где рассказываю истории, связанные с тем или иным украшением. В этом мне как раз помогает ресторан, где я черпаю много интересного.


фото @donnayolka

Еще одна моя фишка — несовершенства. На больших производствах формы для украшений делают автоматы, и они получаются идеальными. Здесь, на Бали, ты делаешь все руками, это выходит неидеально, но в этом и соль».

Образование

«Курсы по плавке металлов здесь не очень дорогие, но часто в страшных условиях и без качественного оборудования. Курс из нескольких занятий может стоить от $100 до $400. Свои я нашла случайно: ходила на практику индонезийского языка, а за стенкой оказалась небольшая ювелирная мастерская по плавке металлов. На тот момент у меня как раз были камни, и я хотела спаять себе сережки. Платила $20 за одно занятие. Но все равно мне не хватает знаний, я не ювелир. Я придумываю дизайн и отдаю в производство своей небольшой команде: один восковщик, одна фабрика, которая отливает, и два человека, которые завершают работу над "болванками" после фабрики».


фото @donnayolka

Цены и клиенты

«Сначала я просто "баловалась". Сделаю одно колечко — продам, сделаю на эти деньги два — продам, пока не добаловалась до того, что у меня получилось украшений примерно на $5000. С этого и началось. Первыми покупателями были друзья, но "сарафанного радио" со мной не сложилось, наверное, в силу стоимости. Я не знаю, как я тогда продавала украшения в $1000. Возможно потому, что людям хотелось некой эксклюзивности, а украшения у меня на любителя. До кризиса я держала чек до $1000, сейчас в среднем $300. Есть украшения от $50–70. Клиенты в основном русские, потому что красиво изложить историю на английском я пока не могу, ведь они покупают и ее тоже».


фото @tiflisbali

Планы

«Сейчас я наняла таргетолога на аутсорсе, и она мне очень сильно выправила продажи. Рекламный бюджет — $1000, 500 из которых уходит таргетологу. В итоге прибыль может быть от $3000 до $10 000, в зависимости от сезона. Конечно, это можно удвоить, но нужно растить производительность — у меня пока нет на это физических сил и времени. И вообще здесь, на Бали, нужно пахать, как и везде. Многие приезжают и, наслушавшись мантр о собственном предназначении, думают, что все будет работать само. Но это иллюзия».


Ксения Курта
Ферма и food-мастерская, проекту 7 лет



У Ксении нет официального сайта или профиля в «Инстаграме», но добрая половина острова знает, к кому идти за сыровяленой колбасой, домашним сыром, копченым тунцом, соленьями или трюфелями ручной работы и «птичьим молоком». Помимо кухни, которой может позавидовать даже шеф, у Ксении есть мини-ферма с козами — редкое явление на Бали.

Идея

«Я долгое время работала официантом в хороших ресторанах, поэтому в моей голове целая энциклопедия разных вкусовых сочетаний и информации о еде и напитках. Восемь лет назад я приехала на Бали и осталась. Гастрономией не планировала заниматься вообще, но началось все с того, что стало не хватать чего-то вкусненького, что мы привыкли есть дома: свежего хлеба, селедки, копченой колбасы, сыра. Тогда на Бали этого не было совсем. Я начала делать все сама и угощать молодого человека и друзей, которые часто приходили к нам. Принимать гостей — это мой второй навык, которым я владею, можно сказать, профессионально. Мне присущ гигантизм, и я делала очень много — солила селедку по 10 килограммов. Тогда приходящие гости сами стали просить что-то им продать».



Оборудование и козы

«Моя кухня еще пока не суперпрофессиональная, но в нее вложено много инвентаря, одних термометров только: для карамели, для мяса, холодный, горячий, проводной, беспроводной. На Бали этого нет, я привожу из России или Канады, заказываю из Китая, прошу купить друзей. Мне многое дарят, потому что люди видят, что я фанатею от своего дела: например, я как ребенок радовалась паста-машине.

Также мой бойфренд — мастер на все руки, и он помог мне соорудить разное оборудование: коптильню, мебель и многое другое. У меня несколько холодильников, каждый стоит примерно 2–3 млн рупий ($140–220). На Рождество мне подарили ледогенератор, и это самая необычная вещь на кухне. Это гигантская японская машина, которая производит 100 кг кристального льда в день. Такой лед идеален для коктейлей — он сделан при определенной температуре и имеет совсем другой вкус, это эстетика и показатель уровня. Цена ледогенератора — 43 млн рупий ($3000). Хотела продавать лед, чтобы окупить его, но на это нужно время.

Вообще оборудование покупается спонтанно и хаотично — могу пойти за мукой и случайно купить сковородку за миллион рупий ($70). А еще у меня есть четыре козы — для молока и сыра. Мне их подарил друг, у него что-то вроде контактного зоопарка».

Продукция

«Все началось с мелочей, потом было увлечение сыром и колбасками. В сезон дождей (ноябрь — март) я не могу делать сыр. Очень большая влажность, у меня открытая кухня, поэтому зерно нестабильное. Одно время мне хотелось заниматься только сыром — у меня есть сепаратор для молока (делать творог), специальная форма для созревания огромных головок сыра, бактерии для дорблю и пармезана. Но, как ни крути, на Бали невыгодно делать сыр. Здесь нет молочных коров, и молоко привозят с соседнего острова Ява. Из 100 литров молока выйдет только 10% сыра — 10 килограммов. А если прессовать и делать чедер или пармезан, то вообще 6%. Молочная себестоимость (без электричества, рабочей силы и т. д.) — за 1 кг копченого сыра "косичка" 230 000 рупий ($16), но мы продаем за 350 000 ($25), включая прочие расходы.

Колбаса намного выгоднее. Я беру свинину на местном рынке по розничной цене — 70 000 рупий ($5) за килограмм. Если налаживать крупное производство, то нужно идти к фермерам и договариваться об оптовых поставках по сниженной цене. Я продаю запеченную колбасу, которая делается в два дня, по 300 000 рупий ($22), а сыровяленую, которая месяц висит в холодильнике и усыхает на 40%, по 600 000 рупий ($44). Вообще, колбаса — это целый мир: специи, ферментация мяса, сроки созревания. Я тестирую свою колбасу на клиентах — испанцах, пытаюсь сделать настоящую чоризо (испанская колбаса) и найти идеальный рецепт».



Клиенты и распространение

«Год назад меня пригласили работать в известную в городе Убуд кофейню и бар Seniman. Какое-то время до этого я поставляла владельцу свои конфеты ручной работы, сыр и прочее. Он нанял меня в качестве некого арт-директора по еде и напиткам в баре. Там я могу развлекать гостей своими закусками и коктейлями, а также продавать весь свой гастрономический креатив. У меня есть два ассистента, которые не только работают со мной в баре, но и приходят на мою кухню, где наблюдают за процессом производства и сами учатся это делать. Весь доход мы делим поровну, хотя близкие считают, что львиную долю дохода я должна забирать себе. Многое раздаю друзьям, "съедаю по дороге" и угощаю гостей в баре. Получается, что бизнес приносит мне деньги, но пока не окупает полностью мои расходы».

Планы

«Я не могу назвать себя шеф-поваром, я скорее технолог — меня увлекают технологии изготовления разных вещей и термины вроде "сублимированная клубника" или "конвекция" в духовой печи. Мне нравится разбираться в сыроедческой кухне, которая сейчас в тренде: в ней много креатива. Скоро я иду на мастер-класс к шефу модного Raw Food Bali, который будет рассказывать, как работать с дегидратором — прибором для высушивания фруктов и овощей. Меня немного расстраивает, что каждое направление моей деятельности можно развить до уровня космоса, но пока на это мало времени».



Оригинал статьи. Автор материала Кристина Резникова


Читайте также на Балифоруме:
Ocean Inside - история балийского бренда россиянки Маргариты
Интервью с Вальтером об открытии бизнеса на Бали
Остров без молока: Как я завела козу и стала сыроваром на Бали
WhatsApp-чат от БалиФорума для отдыхающих на Бали! Добавляемся здесь!
VLAD S
  • Новичок на Бали
  • Сообщений: 8
  • Карма: 0 [+] [-]
    • Просмотр профиля
Цитировать
Сейчас Индонезия начала привлекать инвестиции, и с ноября 2018 года законодательство позволяет оформить компанию на себя — так мы и сделали».

Знающие люди, скажите, пожалуйста, что значит эта фраза?
Правильно ли я понимаю, что теперь можно даже небольшую компанию регистрировать на иностранца?
Nastya Novikova
  • Administrator
  • Эксперт по Бали
  • Сообщений: 2319
  • Карма: 527 [+] [-]
    • Просмотр профиля
VLAD S, Мы написали Юлии. Надеемся, что она зайдет сюда и ответит на ваш вопрос в ближайшие пару дней.
WhatsApp-чат от БалиФорума для отдыхающих на Бали! Добавляемся здесь!
  Войдите чтобы ответить
или зарегистрируйтесь (5 секунд!)

Подпишитесь на нашу страничку (Facebook, Вконтакте, ОК, Twitter) чтобы следить за интересным на БалиФоруме!