Каково жить "цифровым странникам" на Бали?

Nastya Novikova
  • Administrator
  • Эксперт по Бали
  • Сообщений: 2316
  • Карма: 524 [+] [-]
    • Просмотр профиля

фото: Sintra7

Это звучит как мечта. Живете в домике у пляжа, снятом задешево, получая при этом хорошие деньги. Но у этого скрытого уголка рая есть и темная сторона.

В 1997 году австралийский предприниматель Тони Смит наткнулся на интернет-кафе на Бали, где он увидел экспатов, работающих на своих ноутбуках. "Я был поражен тем, как они смогли сделать это здесь", - говорит Смит. "Я подумал, что это удивительная привилегия: жить и работать в раю, где все доступно, где вам никогда не придется мыть посуду или выносить мусор".

За последние два десятилетия число удаленных работников и фрилансеров, которые идентифицируют себя как "цифровые кочевники", выросло в геометрической прогрессии. В США насчитывается 4,8 миллиона цифровых кочевников и еще 15 миллионов планируют присоединиться к этому "клубу" в течение ближайших двух лет.

В Великобритании количество внештатных сотрудников составляет около 2 миллионов. Статистики для Австралии не существует. Но, исходя из экстраполированного среднего числа вышеупомянутых данных, в Австралии уже есть более полумиллиона человек, не зависящих от положения мест работы.

Хотя они больше не заключены в офисные "кабинки", большинство предпочитает оставаться в своих родных городах, чтобы быть рядом с семьей и друзьями. Но для тех, кто жаждет избежать рутинного образа жизни и высоких расходов Запада, предпочитают континентальную Европу, за которой с небольшим отрывом следует Азия.


коворкинг Доджо; фото: ABC

Город Чианг Май на севере Таиланда уже давно является хабом "цифровых кочевников" со множеством мест для совместной работы, проведения образовательных курсов, конференций. Объединив современную инфраструктуру и привлекательность Востока, Бангкок, Тайбэй и Сеул также стали центрами для удаленных работников.

По данным Номад Лист (Nomad List), веб-сайта, собравшего более 2.300 самых популярных в мире "кочевых" направлений, быстро урбанизирующаяся серф-деревня Чангу на Бали - самое привлекательное место для "цифровых кочевников" в мире.

Основатель Номад Лист Питер Левелс (Pieter Levels) - "цифровой кочевник" из Голландии, который зарабатывает 1,4 миллиона долларов в год и считает, что к 2035 году в мире будет 1 миллиард удаленных работников - сообщает, что в Чангу одновременно работают 5.000 удаленщиков.


Основатель Номад Лист Питер Левелс (Pieter Levels); фото: Daniel Tay

"Чангу занимает первое место в рейтинге из-за своей низкой стоимости жизни (около 1863 долларов в месяц). Погода здесь довольно хорошая, есть быстрый Wi-Fi, здесь безопасно и очень хорошо с ночной жизнью, ресторанами, модой и йогой", - объясняет он.

"Видите ли, самая большая проблема для "цифровых кочевников" - одиночество. Но в Чангу вы можете приехать и встретить других удаленщиков за считанные минуты. Я пытался сделать это в Токио и Лос-Анджелесе; и это было нелегко". На Бали есть десятки мест для совместной работы и совместного проживания, в том числе девять таких мест в Чангу. А три года назад было только одно.

"У нас есть 17 международных школ на Бали, и большинство родителей учеников школ являются цифровыми кочевниками", - говорит Смит, который в прошлом году открыл похожее на библиотеку пространство для совместной работы в Finns Recreation Club. Следующий проект Смита - это курорт с 170 мансардными квартирами, ориентированными на "цифровых кочевников". "Этот стиль жизни на Бали, очевидно, будет все больше и больше развиваться", - говорит он.


фото: Finding Beyond

Становление Чангу как рая для цифровых кочевников восходит к 2015 году, когда Майкл Крэйг (Michael Craig) - специалист по программному обеспечению из Перта, который в свое время научился программировать в 15 лет и основал Clue, многомиллионную компанию по разработке программного обеспечения в 18 лет - открыл интернет-кафе неподалеку от пляжа Эко-бич (Eco Beach) в Чангу.


коворкинг Доджо Бали; фото из социального профиля коворкинга

Крейг, круживший по Бали в течение нескольких лет и мечтавший о значимом проекте, назвал это место со стендами, Skype-переговорными, комнатами для совещаний, баром смузи и бассейном - Доджо Бали (Dojo Bali) .


Майкл Крейг, организатор Доджо Бали

Он также разработал динамичный календарь событий, включающий в себя встречи с такими известными интернет-деятелями, как например Питер Левелс, семинары по таким разнообразным темам, как курсы искусственного интеллекта, ускоренные курсы индонезийского языка, хакатоны, барбекю, футбольные матчи и культурные туры. Своеобразные кирпичики сообщества по обмену навыками, в разговорной речи известное как Силикон Бали по аналогии с Силиконовой долиной "Силикон Вэлли".

"Я думал, что если собрать достаточно умных молодых людей вместе в одном месте, они смогут обмениваться знаниями друг с другом, как это делают люди в университетах, создавать перемены и что-то давать взамен сообществу", - говорит Крейг. Но многие из тех, кто пользуется услугами в Доджо Бали, преследуют менее высокие цели.


коворкинг Доджо Бали; фото из социального профиля коворкинга

"Я менее продуктивен, чем дома, но сейчас суть не просто в работе", - говорит Аттила Чнайи (Attila Cznayi), веб-разработчик из Венгрии. "Сегодня я научился ездить на мотоцикле. Я никогда не делал этого раньше". Типичный "цифровой кочевник" на Бали даже менее продуктивен, чем Чнайи. И по мере  по мере роста этого явления удаленщики становятся все менее продуктивными.


коворкинг Дистрикт в Чангу; фото: Journey Era

"Два года назад люди, появляющиеся в коворкингах, были более сфокусированы", - говорит Ахмед Хаммад, независимый ученый из Италии. "Я бы сказал, что только около 10% "цифровых кочевников" на Бали сейчас зарабатывают реальные деньги. Остальные просто бродят вокруг и пытаются свести концы с концами с помощью "софт-технологий" (soft-tech). Это блоггеры, инстаграммеры, низкоуровневые программисты и менеджеры социальных сетей".

Наблюдение Хаммада отражает результаты, полученные компанией MBO Partners’ в США. Там только один из шести "цифровых кочевников" зарабатывает 100.000 долларов в год или более, в то время как каждый третий зарабатывает менее 15.000 долларов в год.

Крейг признает, что мечта о "цифровых кочевниках", как состоятельных профессионалов, которые путешествуют по миру с ноутбуком под одной рукой и доской для серфинга под другой - это своего рода иллюзия.


фото: Vladislav Protasov

"Еще в 2015 году число цифровых кочевников, делающих работу на высоком уровне, было выше. Это были профессионалы, которые уже имели опыт и навыки", - говорит он. "Но в 2016 и 17 годах в социальных сетях появилось много людей, которые смотрели на этот образ жизни, желая его примерить на себя. Они не проходили перехода между офисной работой и вольной, когда сначала ты вкалываешь в офисах или отделах новостей, где изучаешь все тонкости и получаешь уроки, решая проблемы, споря с коллегами и договариваясь с боссом".

"И это дало старт феномену дропшиппинга в Чианг Мае".

АВОКАДОРЕЗКИ

Дропшиппинг - это бизнес-модель для онлайн-продавцов, которые не производят и не продают свои товары самостоятельно. Они передают заказы клиентов и информацию о доставке розничным продавцам или производителям и берут на себя львиную долю прибыли за это.

"Я запустил свой первый магазин электронной коммерции в 2007 году, вложив 40 долларов. В первый год продажи моего первого магазина составили более 975.000 долларов. Я начал создавать пошаговые онлайн-курсы, чтобы поделиться своими секретными стратегиями с кем-то, кто хочет достичь выдающихся результатов", - сообщает реклама одного ретрита для дропшипперов в Чиангмае.

"Узнайте, как мои студенты день за днем зарабатывают 430 долларов и больше за каждую продажу", - утверждает другой.

Крейг считает, что распространение конференций для дропшипперов в Чиангмае испортило движение "цифровых кочевников" в Азии. "Эти ребята берут 5000 долларов, чтобы научить вас продавать авокадорезки в Интернете. Они нацелены на молодых людей, которые хотят сбежать из Америки и пить кокосы весь день, работая на пляже. Но реальность такова, что вы не можете работать с ноутбука на пляже. И большая часть денег в дропшиппинге поступает с продажи курсов дропшиппинга".


фото: Finding Beyond

Согласно недавнему отчету Google и сингапурского государственного предприятия Temasek Индонезия занимает первое место на рынке электронной коммерции в Юго-Восточной Азии, а в 2018 году объем онлайн-продаж достиг $ 38 млрд., что составляет 38% от общего валового дохода региона. Неудивительно, что курсов дропшиппинга в Джакарте и других городах Индонезии пруд пруди, особенно если учесть низкую заработную плату и то, что софт-технологии представляются простым выходом.

В Чангу курсы электронной коммерции фокусируются на "партнерском маркетинге" - бизнес-модели, которая перенаправляет клиентов на реальных розничных продавцов и взимает комиссию за переход. Тем не менее, Крейг говорит, что аффилированный маркетинг и дропшиппинг - одного поля ягоды ("это бизнес, построенный вокруг бизнеса"), в то время как Питер Левелс вообще описывает такие процессы как "пирамиды".

Каролин Зинетти (Karolyn Zinetti), бывшая стюардесса Эмирейтс из Австралии, основавшая High Vibe Tribe, серию ретритов и подкастов, посвященных аффилированному маркетингу, говорит, что аффилированные маркетологи не работают под руководством других людей, поэтому называть это "пирамидой" неверно.


Каролин Зинетти на выступлении

"Благодаря партнерскому маркетингу вы зарабатываете деньги каждый раз, когда знакомите кого-то с продуктом или услугой", - говорит она. "Моя пятиступенчатая программа учит людей, как создавать онлайн-бизнес и использовать возможности социальных сетей, чтобы действительно добиться успеха".

Пятнадцать человек из 10 разных стран посетили учебные курсы Зинетти в коворкинге Тропикал Номад (Tropical Nomad) в Чангу. Курс стал бесплатным, но участникам было предложено инвестировать $ 142 в месяц, чтобы получить доступ к онлайн-платформе Зинетти, чтобы закрепиться в отрасли.

"Многие люди приезжают на Бали, чтобы следовать своей мечте, но не зарабатывают», - говорит Зинетти. "Поэтому я показываю им, как они могут путешествовать по миру и наслаждаться желанным образом жизни вместо того, чтобы соглашаться на работу с девяти до пяти. Используя этот метод, я увеличила в этом году свой доход в десять раз".

Зинетти утверждает, что сотни ее учеников достигли финансового успеха и согласились поделиться их контактными данными после интервью. Но, несмотря на различные последующие запросы, эти контактные данные так автором статьи и не были получены.

СЕРЫЕ ОБЛАСТИ

Помимо сомнительной финансовой жизнеспособности удаленной работы на Бали, у этого феномена существует множество этических и правовых дилемм.

"Я вижу все больше и больше людей, которые просто проектируют свою жизнь как можно дешевле, избегая подоходного налога и ничего не возвращая сообществу», - говорит Крейг. "Это форма нарциссизма - выбор пути наименьшего сопротивления. Они летают по всему миру без остановок, они недружественны для окружающей среды».


коворкинг Хубуд в Убуде; фото: The Fetch Blog

Алексей Вранич, профессор археологии из Калифорнийского университета в Беркли, который возглавляет студенческие группы в Латинской Америке с начала 1990-х годов, высказывает аналогичные чувства.

"Революция "цифровых кочевников" демократизировала опыт путешествий по схеме работы с обучением , который ранее был прерогативой богатых студентов университетов", - говорит он. "Вы можете смотреть на этих кочевников и думать о них как об "экономических наемных убийцах" - людях, которые ищут слаборазвитую часть мира, где они могут применить свои технологии и опыт, чтобы быстро получить прибыль, жить дешевле, встречаться моложе, не вносить свой вклад, не платить никаких налогов, зарабатывать кучу денег и сваливать". "Если эта тенденция продолжит ускоряться такими темпами, в будущем у нас может появиться население, которое живет нигде и везде на приливах и отливах курсов валют".

Юридический статус цифровых кочевников на Бали является еще одной серой зоной, так как подавляющее большинство въезжает в Индонезию по туристическим визам.


коворкинг Аутпост в Убуде; фото: The Honeycombers

"Если они работают на иностранные компании или частных лиц и проводят все свои исследования в Интернете или просто общаются с людьми за границей, то это нормально", - говорит Фило Деллано (Philo Dellano), управляющий партнер юридической фирмы по иммиграции PNB в Джакарте.

"Но если они получают выгоду от работы с бизнесом в Индонезии - это незаконно, если они делают это по туристической визе. Это означает, что любой, кто является блогером или трэвел-писателем, или использует инстаграм в коммерческих целях, независимо от того, получают ли они деньги наличными или получают например бесплатную ночь в отеле, нарушают закон".

Деллано говорит, что Министерство иммиграции Индонезии осведомлено о том, что происходит в Чангу, но не имеет ресурсов для принятия мер. "На Бали работают только 10 иммиграционных следователей", - говорит он. "Они не могут контролировать столько людей".

Один вариант решения этой проблемы для Индонезии - введение визы нового класса. Австралия предлагает рабочую визу на срок до двух лет для путешественников в возрасте от 18 до 30 лет. Германия предлагает фрилансерскую визу, которая требует от иностранных работников уплаты налога государству. Эстония представит первую в мире визу для "цифровых кочевников" в конце этого года. Владельцы этой визы не должны будут платить налог в Эстонии, если они платят налог дома.


фото: Medium

"Цифровая виза в Индонезию была бы отличной идеей", - говорит Питер Левелс. "Когда президент Джокови начал свой план по созданию "десяти новых Бали" в прошлом году, он говорил о важности обмена информацией между индонезийцами и иностранцами. Эта страна жаждет работников в сфере технологий".

Крейг соглашается: "Что могло бы создать настоящий "Силиконовый Бали" - так это цифровая виза для удаленщиков, по которой ее владельцы бы несли ответственность за повышение квалификации местных работников или найм местных, где они проводили бы межкультурный обмен и учились друг у друга".

РАЗРУШЕНИЕ НАЦИОНАЛИЗМА

Победителем одного из ежемесячных конурсов коворкинга Доджо Дэвид Симпсон, соучредитель британского стартапа Beacon, выпускающего программное обеспечение по управлению взаимоотношениями с клиентами (CRM).

"Мой партнер и я взяли два месяца, чтобы отойти от развлечений в Лондоне и сосредоточиться на развитии нашего бизнеса", - говорит Симпсон.

"Конечно, здесь есть отвлекающие факторы, но они успокаивают и перенастраивают нас. Я знаю, что многие здесь на Бали находятся в путешествиях по самопознанию, но для нас это просто смена обстановки. Я не ступал на пляж с тех пор, как приехал сюда, хотя на прошлой неделе я поднялся на гору Батур, чтобы увидеть восход солнца".

Алекс Холланд (Alex Holland), внештатный копирайтер из Великобритании, проводит шесть месяцев каждый год на Бали и жаждет внести свой вклад в благосостояние своего второго дома.

"Многие из нас платят налог дома, но предпочли бы отдавать его в страны Юго-Восточной Азии, где мы проводим большую часть нашего времени и где он, вероятно, принесет больше пользы, чем в богатых странах, из которых мы приехали", - говорит он.

"Мы просто выясним, какая страна установит стандарт первой цифровой визы для удаленщиков, и создаст стимулы для нас, чтобы мы смогли внести свой вклад в сообщество, где мы решим базироваться".


Основатель Номад Лист Питер Левелс (Pieter Levels); фото: Wired

"У каждого общественного движения есть хорошие и плохие вещи", - говорит Питер Левелс. "Но в целом, я думаю, что от цифровых кочевников есть положительная выгода: деньги тратятся в местной экономике, и вы постоянно встречаете занятых работой людей, которые отличаются от вас. Это действительно важная вещь в мире, который становится все более националистическим. Трудно быть националистом, когда все твои друзья и коллеги из разных стран".

Оригинал статьи автора Ian Lloyd Neubauer на сайте (www.news.com.au/travel/travel-advice/money/the-big-problem-with-the-socalled-digital-nomad-life-in-bali/news-story/35098dfd84f03b8ab13a1bfc7096076f)


А какими вы видите перспективы работы "цифровых странников" на Бали? Действительно ли это место идеально для подобной работы?

Можно ли вообще заставить себя работать эффективно в "раю"?

Вы были бы готовы переехать в какую-то страну, которая создаст визу "цифрового странника", чтобы легализоваться в визовом плане?

Должны ли цифровые странники платить налоги в стране, где они временно проживают с вашей точки зрения? Готовы бы вы были платить налоги в этой стране и содействовать ее развитию другими методами?

Читайте также на Балифоруме:
Коворкинги на Бали
Район Чангу на Бали
О плюсах и минусах работы за рубежом и мифах про переезд в теплые страны
WhatsApp-чат от БалиФорума для отдыхающих на Бали! Добавляемся здесь!
Fandor
  • Новичок на Бали
  • Сообщений: 1
  • Карма: 1 [+] [-]
    • Просмотр профиля
Так скоро и места для новых "цифровых кочевников" не останется, а перспектива удалённой работы в раю заманчива..
MiaBali
  • Новичок на Бали
  • Сообщений: 34
  • Карма: 22 [+] [-]
    • Просмотр профиля
Цифровые кочевники - какой термин благостный
MiaBali
  • Новичок на Бали
  • Сообщений: 34
  • Карма: 22 [+] [-]
    • Просмотр профиля
Есть ли на острове коворкинг с  с локал входом ?
  Войдите чтобы ответить
или зарегистрируйтесь (5 секунд!)

Подпишитесь на нашу страничку (Facebook, Вконтакте, ОК, Twitter) чтобы следить за интересным на БалиФоруме!